рус en

Северный зигзаг. От Тель-Авива до Иерусалима

Опубликовано: 03.12.2018

Самый романтичный район Тель-Авива — это не совсем Тель-Авив.  Портовый Яффо долго был самостоятельным населенным пунктом, от которого в прошлом веке и отделился новый район Тель-Авив.  Правда, отношения у родственников складывались непросто.  До старого порта — полчаса прогулочным шагом по тель-авивской набережной, но во время арабо-израильской войны между этими районами проходила линия фронта, и с минаретов яффских мечетей вели стрельбу снайперы.  Впрочем, та война давно закончилась, и теперь старинный город-район — место мирное.

Несмотря на богатую историю, в которой фигурируют и Ной с Персеем, и апостол Петр, и Наполеон, древних памятников в Яффо не так уж и много.  Есть маленький археологический парк на месте поселений, существовавших здесь во времена египтян.  Есть дом Симона-кожевника, в котором остановился на ночлег святой Петр (тот ли это дом, историки сомневаются, но туристов и паломников он вполне устраивает). Есть башенка с часами, сохранившаяся со времен Османской империи, и католическая церковь Святого Петра. Но все по отдельности не производит того впечатления, которое остается от городка в целом, — странного нагромождения улиц и лестниц на склонах Яффского холма, двориков-тупичков, деревянных балконов, прилепившихся к каменным стенам домов.

Исторической застройке прид ает ш арм население — старый Яффо

сделался кварталом арт-салонов, и художники постарались украсить его на свой лад. Больше всего преуспел Ран Морин, автор экологических скульптур, то есть объектов, в состав которых входит творчески преобразованная растительность. В одном из закоулков Яффо Морин подвесил над землей на тросах металлическое яйцо, из которого растет апельсиновое дерево. Творение многозначительное, около него постоянно появляются экскурсии, и каждый гид трактует скульптуру по-своему. Одни вещают о тяжкой судьбе еврейского народа, веками оторванного от родной земли, другие называют деревце символом современной индустриальной цивилизации, отдалившейся о т природы, самые честные сообщают, что дерево в яйце регулярно заменяют новым.

Большинство художников преображают свои магазинчики, снабжая их яркими вывесками, витринами или какими-нибудь мелкими настенными украшениями, а скульпторша Плана Гур превратила старинный постоялый двор на Симтат Мазаль Дагим в нечто среднее между мастерской, магазином и музеем. Получилось так интересно, что за вход хозяйка стала брать по 38 шекелей с «гостя». Визитеры попадают в странное пространство — образ дома, превращенного в арт-объект. Часть декора — творения самой Планы Гур, остальное — собранные ею работы других художников. Например, в гостиной стоит большой стол, заваленный скульптурной снедью, и это «угощение» облеплено металлическими же насекомыми как символ недолговечности

земных радостей. Есть библиотека с висящими под потолком стульями, комнаты с африканскими статуэтками и христианскими скульптурами, украшенный диковинными изваяниями садик на крыше. Рассматривать придуманные Гур комнаты-миры можно долго, хотя на впечатлительного человека некоторые экспонаты производят мрачное впечатление — чего стоит собрание странных кресел-качалок, смахивающих на инвалидные коляски!

Хотите веселых и понятных образов — отправляйтесь в галерею-магазин Франка Мейслера в переулке Симтат Мазаль Арье . Мейслер снабдил своими работами многие города мира. В Москве, например, он оформлял комплекс храмов на Поклонной горе. Но в яффской торговой галерее

выставлены изделия мелкие и симпатичные — дизайнерски украшенные мезузы (футлярчики для свитков Торы), металлические панно и сферы с изображениями Иерусалима, веселые и грустные иудеи... Некоторые статуэтки многослойные: вот красуется на постаменте маленький Рембрандт, в его металлическом камзоле дверца, открываешь ее — и видишь в сердце художника крохотного царя Давида.

А в голове, под беретом-крышкой, спрятана жена и муза — о ней-то думать куда приятнее!

Кстати, пора разобраться, почему в адресах описанных музеев присутствует слово «мазаль», означающее на иврите знак зодиака.  В старом Яффо есть своя «карта звездного неба», вернее квартал Вместилище звезд», все улочки и переулки которого названы в честь знаков зодиакального цикла. К чему тут астрология, непонятно, но туристам дополнительное развлечение — они ищут улицу своего знака, фотографируются под красивой керамической табличкой и загадывают желание.

Если лень бродить по улицам, можно подняться на вершину Яффского холма и найти мостик с символами всех созвездий на перилах. Именуют его почему-то Мостом влюбленных, но желания можно загадывать разные, не только лирические!

Продолжение следует...

rss